• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рассказы (список заголовков)
11:18 

смотрю на мир невинными глазами
02.12.2008 в 15:04
Пишет ezhenka:

Чудесное!
Моя чудесная френдлента порадовала сегодня чудесным жж чудесного человека.
Вот, в частности, чудесную сказку про пирог я рекомендую настоятельно.

А если я ещё раз скажу сейчас слово, содержащее в себе "чудес", то эта запись проломится от переизбытка чудес на квадратный сантиметр.

Ой.

Ну, что я и говорила.


Я тут в отпуск собираюсь через два дня, поэтому ничего не успеваю. :) Big adventure: турне Ростов-Минск-Москва-Петербург-Ростов.



URL записи

@темы: Заметки на полях, Рассказы, Украдено

11:18 

lock Доступ к записи ограничен

смотрю на мир невинными глазами
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:37 

Сказка "Колобок"

смотрю на мир невинными глазами
Функционировали себе Старик со Старухой - субъекты интенсивной пауперизации.
Такой интенсивной, что однажды реквизировал Старик самый экстремальный минимум Муки - ультимативный фактор старческой экзистенции. Из нее сфабриковали они со Старухой - Колобка - сферу их гастрономических интересов. Hо когда его экспонировали на Окно - локализованный натуральный рефрижератор, - Колобок моментально диссоциировал.
Курсирует себе Колобок акселеративно, а в оппозиции к нему - Заяц - минимальный индивидуум неурбанизированных территорий.
- Куда курсируешь? - апеллирует Заяц. А Колобок на это и реагирует:
- Я реквизирован как таковой из экстремального минимума Муки и сфабрикован как сфера гастрономических интересов. Я от Деда диссоциировал, и от Бабы диссоциировал, и от тебя - Зайца - регрессирую.
Дальше курсирует Колобок. Тут в оппозиции к нему Серенький Волчок - ординарный индивидуум неурбанизированных территорий:
- Куда курс держишь?
А Колобок на это и реагирует:
- Я реквизирован как таковой из экстремального минимума и сфабрикован как сфера гастрономических интересов. Я от Деда диссоциировал, я от Бабы диссоциировал, я от Зайца диссоциировал. А от тебя, Серенького Волчка, и подавно регрессирую.
Дальше курсирует Колобок. А тут ему в оппозиции - Медведь - экстраординарный индивидуум неурбанизированных территорий.
- В какой тенденции курсируешь?
А Колобок реагирует в привычном модусе:
- Я реквизирован как таковой из экстремального минимума и сфабрикован как сфера гастрономических интересов. Я от Деда диссоциировал, я от Бабы диссоциировал, я от Зайца диссоциировал, я от Волка диссоциировал, а от тебя - Медведя - и подавно регрессирую на максимальную дистанцию.
И курсирует себе дальше. Hо тут такой инцидент и казус - в оппозиции к нему Лиса формируется. Hеординарный абсорбент и аматор гастрономических Колобков.
- Куда же ты курсируешь, самый оптимальный из всех оптимальнейших Колобков?
А Колобок реагирует себе натурально:
- Я реквизирован как таковой из экстремального минимума и, сфабрикованный как сфера гастрономических интересов, диссоциировал от Деда, Бабы, Зайца, Волка и Медведя. Идентично и от тебя - Лисы - регрессирую!
А Лиса ему и постулирует:
- Дислоцируйся, оптимальнейший Колобок, в апроксимации, а то у меня аудиальные потенции не оптимальны.
Колобок дислоцировался в апроксимации и декламировал итеративно. А Лиса ему идентично постулирует:
- А дислоцируйся, оптимальнейший Колобок, в интимной апроксимации. А то ведь совсем не оптимальные у меня аудиальные потенции. Колобок апроксимировался в интимной апроксимации, а Лиса - неординарный абсорбент и аматор гастрономических Колобков - его и абсорбировала, ликвидировав абсолютно без всяких фрагментарных реликвий.
А кто слушал сказку - молодец, а кто понял - тому пора кандидатскую защищать.Сказка

@темы: Книги, Офисная рассылка, Рассказы, Украдено, Хи-хи

23:52 

Как читать книги?

смотрю на мир невинными глазами
Книга – лучший подарок. Это знают все. Но вот – почему, знают не многие. Ведь дело не только в том, что более компактный по размеру и доступный по цене подарок найти сложно (да и кожаные переплеты с золоченными заглавиями смотрятся великолепно), а в том, что читать-то оказывается интересно и нужно.
О том, что читать книги полезно твердили все кому не лень с самого детства. Правда, никогда не объясняли – почему. Да и о том, как правильно читать, тоже никто не заикался.
Вот и приходиться выяснять все на собственном опыте. Не обязательно, что этот опыт будет легким, его результаты – успешными, а реакция окружающих – адекватной. Но если все эти мелочи способно перебороть ваше любопытство, то смело переходите Рубикон!
Итак, с чего же начать?!
Естественно, с выбора книги. Вообще-то читать следует все, а выбирать очередную книгу – хаотично, непоследовательно и сумбурно. Т.е. это лучше всего делать по совету друзей, знакомых и вообще всех желающих помочь. Но главное – никаких списков. Потому что со списком вы лишитесь одного их самых захватывающих ощущений: гадать, что вы уже прочитали, что еще читаете, что хотели, а что не хотели почитать… Это внесет дополнительную изюминку в царящий хаос, подарив незабываемое новое неповторимое действо, сводящиеся к попыткам вспомнить хоть что-то: название, автора, сюжет… а также обеспечит повторное прочтение и новое знакомство со старыми героями (кстати, такой подход сократит количество приобретаемых вами книг, по крайней мере, втрое).
Особое внимание следует уделить экранизируемым произведениям, ведь возможность сказать: «А книга была лучше!» - сделает из вас умного, начитанного и интеллигентного человека. Тут главное не ляпнуть подобное после какой-нибудь слезливо-сопливой мыльной оперы или откровенной порнухи. Хотя – о вкусах не спорят. Тем более что в обоих случаях источником может быть одно прекрасно продаваемое "произведение"…
Впрочем, именно изучение литературных источников позволяет более глубоко разобраться во всех перипетиях главных героев, которые в фильме выглядят глупо и дико. Ан нет, за всем этим таки кроется светоч истины…
Разумеется, для того, чтобы «впитать» в себя все вышеперечисленное, необходимо уйма времени. А его всегда мало и вечно ни на что не хватает. Спасением от такого безобразия может служить правильный способ прочтения книги. Причем выбирать можно сразу из нескольких альтернатив:
1) Начинать читать каждую интересующую книгу сразу же, как она попадает в ваши руки. Не факт, что дочитать ее вам удастся до того, как попадется следующая, но познакомиться с героями и определиться с тем – нравиться вам или нет – времени все же хватит. И может быть, когда-нибудь, если повезет, найдя свободное время, вы дочитаете все начатое. Или хотя бы понравившееся. Ну, запомнившееся… Хотя – вряд ли!
2) Читать следует так: вначале первую страницу, потом вторую, потом десятую… т.е. сразу десятую, т.к. между первой и десятой все равно ничего интересного не происходит. А чтобы познакомиться с действующими лицами этого чаще всего хватает. После – можно сразу листать в конец и читать предпоследнюю главу. В последней всегда все слишком хорошо: добро торжествует, плохие наказаны – и слишком неинтересно: «Счастливый человек - тема нестерпимо скучная». Зато из предпоследней можно многое выяснить: кто был самым плохим, какую пакость он сделал и ради чего, как все это раскрылось и какое наказание он получил. В некоторых книгах можно заодно определиться с другим важным вопросом: кто же все-таки выжил. Иногда о выживших стоит поинтересоваться до прочтения, а потом и вовсе не читать. А смысл? – И так все понятно. В случаях с особо замысловатым сюжетом, возможно, придется вникать в некоторые тонкости, но для этого достаточно читать каждую 10-20 страницу каждой третьей главы. Все, что свыше этого – уже не важно и неинтересно, потому что общее впечатление не изменит.
3) Умение читать «по диагонали» создаст наиболее полное мнение о любом произведении. Суть данного метода в поиске знакомых слов и имен на каждой странице, определении ключевых моментов и важных сведений путем беглого просмотра без вникания в сложные описания и отступления, которыми загроможден текст и которые скрывают тонкую линию, называемую «сюжетом». Это позволит «изучить» даже самую толстую книгу за считанные минуты. Лично я таким образом когда-то прочитала «Преступление и наказание» Достоевского в течении 3-4 часов (не понравился мне Достоевский: сухо написано, без глубины и неэмоционально).
Благодаря этим нехитрым уловкам можно с легкостью познакомиться с классиками, выдающимися авторами современности, просто талантами, творящими искусство; или, в крайнем случае, с тем, что нравиться вам. Ведь это все совершенно не важно. Потому что тонны макулатуры оставленной после попыток постигнуть таинственный мир литературы, скажут о вас больше, чем когда-либо сможете вы сами.

@музыка: John Williams

@темы: Размышлизмы, Рассказы

19:08 

Осень...

смотрю на мир невинными глазами
Ну вот, мне было грустно, мне было плохо, и лекция никак не хотела заканчиваться...
Получился, вот такой рассказ)

UD: Спустя два года - сделала иллюстрации.



О картинке...
запись создана: 18.10.2006 в 21:40

@настроение: тихо и грусное... сьесть бы чего

@темы: Рассказы, Заметки на полях, Карты... картинки...картичноки..., Размышлизмы

15:17 

смотрю на мир невинными глазами
Рабочее название – «За мгновение до двойки»

читать дальше
запись создана: 11.03.2006 в 22:22

@темы: Рассказы

13:19 

Это отражение ОЧЕНЬ неудачного дня Св. Валентина

смотрю на мир невинными глазами
Она задумчиво смотрела, как за окном проплывает пейзаж. Быстро мелькали дома, деревья, одинокие пешеходы, редкие машины. Она смотрела, но не видела. Просто думала о своем и не замечала ничего вокруг.
- Милая, мы уже приехали.
Она подняла глаза и увидела, что машина уже остановилась возле ее дома, а ее муж галантно подает ей руку. Он устал не меньше, чем она, а тем не менее старается быть заботливым. Она обязательно отблагодарит его. Но завтра. Скорее всего завтра…
- С тобой все хорошо? – обеспокоено интересуется он.
Она рассеянно кивает и ласково улыбается.
- Извини, Джон, я просто устала. Сегодня был длинный день.
- Я тебя прекрасно понимаю.
Он такой добрый и заботливый, что иногда ей становиться не по себе – рядом с идеалом невольно чувствуешь себя неполноценным. Но сейчас она слишком устала для подобных мыслей.
Обратив внимание на выжидающий взгляд мужа, она, словно не замечая очевидного, спокойно говорит:
- Я посмотрю, как дети, а потом приму ванну. А ты иди, ложись.
Пожав плечами, он ласково целует ее в щеку и уходит.
Его шаги быстро стихают. Едва слышно хлопает закрывшаяся дверь. Она вновь одна, в спящем, а от того будто пустом доме. Рядом никого нет и быть не может. Она уже не знает, что ей делать, и поэтому тихо плачет…
Она – Гермиона Мартинс. У нее трое прекрасных детей: две дочери и сын. Старшей, Джейн, уже 22, и сегодня она вышла замуж. Она выглядела такой счастливой… А вот Виктории 18. Ее отпустили из школы всего на пару дней, ведь она заканчивает обучение уже в этом году. Младшему Стивену только 12. И он только рад возможности пропустить несколько лекций. А самой ей уже… Это ее маленькая тайна. Одна из многих и не самая страшная.
А еще у нее есть прекрасный муж, всегда готовый понять, помочь. Всегда обожающим взглядом смотрящий на нее. Он с пониманием отнесся к тому, что у него жена – ведьма. Он всегда разделял ее беспокойство о том, чтобы их дети унаследовали этот дар. Он вместе с ней радовался, когда ребятне приходили первые письма из Хогвартса… И он, наверняка, втайне ненавидит всю эту магию, но никогда об этом не говорил и не скажет.
«Все это неправильно. Надо утереть эти глупые слезы».
Гермиона сняла надоевшие туфли и потерла ноги: этот день был слишком длинный – она совсем измучена. Тихо крадучись по дому, она заглядывает в комнаты детей: они уже давно крепко спят. Еще бы! Не смотря ни на какие уговоры, Гермиона твердо решила, что завтра они отправятся назад в школу. А значит, не могут гулять до утра. Даже на свадьбе собственной сестры… Джейн вышла замуж по любви, хотя многие в это и не верят. Ну, разве нельзя влюбиться в красивого и богатого?! И хотя Гермиона даже боялась загадывать на будущее, но ей очень хотелось надеяться, что ее девочка не разочаруется в своем выборе. Не то, чтобы она сама разочаровалась, просто… Просто не бывает ничего идеального.
Она тихонько заходит в собственную спальню. Джон уже крепко спит. Видимо он устал гораздо сильнее, чем хотел показывать. Он так старался быть ей поддержкой и опорой, утешал и успокаивал ее, когда на нее нападала паника, отговаривал ее от попыток предотвратить «моральное самоубийство» Джейн. Ведь она, Гермиона, знает куда лучше, что ее девочка совершает ошибку. Ее избранник и его семья никогда не примут ее. Но что попусту лить слезы, когда ничего изменить нельзя? Поэтому обо всем надо просто забыть… Просто забыться, просто не думать…
Заботливо поправив одеяло, Гермиона тихо выскальзывает из комнаты. Возможно, этот день действительно был длинным. Но он еще не закончился. Она должна сделать еще кое-что, просто обязана. Она не раз совершала ошибки, и делать это вновь не хочет. Именно по этому аккуратно прикрыв входную дверь, Гермиона торопливо уходит прочь, растворяясь в ночной мгле.
Она совершала ошибки. Но чувствовать вину ей просто надоело. Она больше не может и не хочет. «Он просто не имеет права!»
Ее планы ничто не изменит. И ничто уже не изменит прошлого. Того, что случилось так давно и так недавно.

Зимнее небо явно не пожелало в честь праздника становиться ярче и чище. Скорее наоборот – оно помрачнело еще сильнее. Огромные безликие темные облака висели над землей, давя своей мощью и серостью. Но как-то не у многих было время смотреть наверх, в небеса. Живущих на земле чаще занимают земные проблемы, а не небесные. Тем более в такой день!
По улицам Лондона сегодня весь день носились сотни и тысячи радостных, но невероятно озабоченных людей. «А ведь этот день, по сути, ничем не отличается от других. Так, просто символ…»
Девушка стояла на пороге собственного дома и оглядывала бегущую куда-то толпу. Она находила их смешными, забавными, может в чем-то даже глупыми. И она завидовала им. В любой другой день – сочувствовала. Но сегодня… Сегодня День Святого Валентина, сегодня каждый спешит сделать приятно любимому и дорогому человеку, сегодня весь мир бормочет о любви, сегодня, сегодня, сегодня… И нет в этих разговорах ничего особенного и необычного, в них нет ничего нового и заветного, в них нет ничего такого, чего бы этот мир еще не слышал миллионы раз. Любые разговоры – это слова. Тысячи, десятки тысяч различных слов, которые не имеют за собой ровным счетом ничего! Они глупы, смешны, абсурдны, противоречивы, бессмысленны и пусты. И, тем не менее, один раз в году они имеют огромный вес! Просто по тому, что в них верят.
Девушка с грустью посмотрела в серое небо, которое, словно дразня, полностью соответствовало ее настроению, и, обмотав вокруг шеи шарф, слилась с потоком.
Девушку звали Гермиона Грейнджер. Ей было двадцать лет. И одна была одинока.
Конечно, у нее были друзья, приятели, знакомые, сослуживцы, но именно в этот момент она чувствовала себя одинокой. Сегодня тот день, когда один плюс один должен равняться двум, только двум и именно двум. А любой третий… третьих нет, есть только один плюс один.
Девушка еще утром получила десятки поздравлений и пожеланий любви и счастья. С тонким намеком на то, что сейчас у нее никого нет. А зачем? Зачем ей сейчас кого-то искать? У нее вся жизнь впереди, она только-только начала сама становиться на ноги, привыкать к самостоятельности и свободе. Зачем ей кто-то, кто будет все запрещать, вечно ругать за неправильные поступки и ошибки, за несвоевременные отлучки… Почему необходимо в отношениях создавать кучу абсурдных обязательств, и в угоду окружающим все время развивать эти самые «отношения», стремясь к заветной цели: браку. А зачем? Разве так плохо? Разве это плохо, когда ты можешь в любой момент полностью перестроить планы на выходные и ни с кем при этом не посоветоваться? Разве плохо, когда в любой момент ты можешь поехать проведать старую подругу и остаться у нее ночевать? Разве плохо, когда для своих друзей ты свободна двадцать четыре часа в сутки? Разве плохо, что любого можно поддержать и помочь, ни перед кем за это не объясняясь?
Всегда неплохо. Но не сегодня…
Ведь разве плохо, когда есть кто-то, кто дает смысл твоей жизнь, приносит в нее свет, радость, рядом с которым не важно ничего… Ведь разве плохо знать, что ты просто кому-то нужен?…
Ну почему люди только все усложняют?!
Гермиона неторопливо скользила сквозь людской поток к своей цели. Сегодня ее пригласили сразу на несколько праздничных вечеринок. Конечно же, День Святого Валентина – это не тот праздник, который надо оставить незамеченным, как День Библиотекаря. А каждый празднует по-своему: кто в тихом уединении, кто шумной компанией…
Но все будут по парам. Что ей там делать?
Гермиона сразу решила, что не пойдет. Завтра придумает нелепую отговорку, которой все поверят. Или хотя бы сделают вид.
А у нее есть важное дело – сделать подарок еще одному дорогому и любимому человеку, самому дорогому и любимому: себе. Девушка давно присмотрела в одном магазинчике на Диагон-Аллее милую безделушку: средневековый амулет. Он представлял собой изящный серебряный цветок, сердцевина которого была украшена гематитом, на длинной тонкой цепочке. Вот только стоил он, как и любая другая достаточно древняя безделушка, немалых денег. Но этот амулет подчинил себе девушку с первого же мгновения, она влюбилась в эти искусно вылепленные лепестки, в эту приковывающую разум черную сердцевину, в этот тусклый блеск старого металла. Гермиона знала, что не всем магическим артефактам можно доверять. Но этот… Это была ее заветная мечта, это была ее цель, это была ее маленькая страсть.
И потом, это был всего лишь старинный кулон. Не более того. Просто очень красивый.
Гермиона с трудом добралась до «Дырявого котла» – количество суетящихся людей давно превысило разумные пределы – и с облегчением шагнула на полупустые улочки магического Лондона. Почему тут было не людно, не знал никто. Возможно, просто где-то недалеко разбирала свои цветастые шатры приехавшая ярмарка или цирк. А может, просто была бесплатная раздача слонов? Тем не менее, каменная мостовая с мрачным видом озирала серые небеса, и ей почти никто не мешал.
Антикварная лавочка находилась недалеко, так что уже через пятнадцать минут Гермиона была счастливой обладательницей заветного амулетика.
В этот праздничный день небеса явно решили не разделять всеобщего эмоционального подъема. На улице потемнело, подул прохладный ветерок, что-то отдаленно напоминающее мокрый снег (или дождь?) стало падать на землю.
Девушка поплотнее укуталась шарфом и пошла вдоль Диагон-Аллеи. Теперь ей было некуда идти. Домой не хотелось, так как обязательно кто-нибудь туда заглянет, чтобы вытащить погулять. Будет ли это Гарри, Рон, Джинни или еще кто-то – настроения все равно не будет, а чувство того, что она – лишняя, у нее не пропадет.
Лучше некоторое время побыть подальше от дома.
Выбрав самый дальний столик в «Дырявом Котле», Гермиона заказала сливочного пива. Сидеть вдали от мира, от всех проблем, от всех радостей было странно приятно и ужасно больно. Будто бы жизнь проплывает мимо тебя, ты рад и спокоен, ведь все ее проблемы тебя не касаются. Но в тоже время даже радость принадлежит этой самой жизни, к которой ты не имеешь никакого отношения. У тебя есть только пустота и одиночество… и грусть.
«Почему у меня все не как у нормальных людей?!»
Печально вздохнув, девушка опустила свой взгляд на стол перед собой. Сегодняшний день был для нее не просто непраздничным, он был трагическим. В нем не было абсолютно ничего радостного, светлого, доброго. Все в нем приносило разочарование: взгляды друзей, пожелания коллег, шуточки родственников. Как будто это что-то изменит?! И потом, кому приятно на праздник сидеть одной в углу магического бара и пить сливочное пиво?
«Закажу чего-нибудь другого…», - эта идея сформировалась из неоткуда. И как бы оправдываясь, девушка про себя добавила, - «хоть забудусь». Вообще-то Гермиона никогда не пила. Конечно, во время приемов или торжеств она могла выпить бокал шампанского или вина, но напитки «покрепче» она пила крайне редко. Приличная девушка не станет до такого опускаться, ведь так? Без уважительных причин…
Гермиона сама не заметила, как перед нею оказался ее заказ. Но его появление отвлекло ее от тех неутешительных выводов, к которым она могла прийти. Наполнив предложенный бокал карамельно-коричневой прозрачной жидкостью, название которой девушка уточнять не стала, она осторожно его понюхала. Запах напоминал аромат полыни, степи, свободы… Гермиона сама не понимала, откуда взялись именно такие ассоциации, но уверенность в их истинности была неоспорима.
Первый глоток обжег горло. Второй горячей волной прошел по пищеводу. Третий теплом отозвался в каждой клеточке молодого тела. И голова не стала исключением: с непривычки Гермиона быстро захмелела.
Достав из сумочки свою покупку, она стала рассматривать кулон: он был великолепен! Гермионе даже как-то не верилось, что она может быть владелицей такой чудесной вещи, как эта. Это было не просто обычное украшение, это было произведение искусства, к которому боишься прикоснуться – только бы не сломать. Изящество, величие, великолепие, благородство, одухотворенность… Эти и только эти эпитеты можно было подобрать для описания такой вещи, и даже они не смогли бы передать его истинный облик…
- Талисман Алири?
«Странный вопрос. Странный голос… Это ко мне обращаются?» - что-то отдаленно напоминающее мысли пронеслось в сознании у девушки, прежде чем она подняла свои глаза с собственной ладони. Даже тут, вдали от мира ее нашли! И кто?
Напротив Гермионы возле ее столика стоял молодой человек, пристально разглядывающий то кулон в ее руке, то ее саму. Не спрашивая разрешения, он сел рядом.
- Что, Гренджер, напиваемся от горя? – покосившись на стоящие на столе предметы, с ухмылкой спросил парень.
- Ты что-то сказал? – выудила из глубин памяти некогда проявившейся там вопрос девушка. Сидящий напротив парень удивленно на нее посмотрел. Гермиона в ответ упрямо уставилась на него. «М-да, это он. Сомнений нет!». Образ из школьных воспоминаний давно не соответствовал действительности: оригинал просто стал старше. Перед девушкой сидел красивый холеный молодой мужчина с броской внешностью, который явно всегда был доволен собственным видом.
Собственно говоря, этого человека вот уже последние лет так двадцать звали Драко Малфоем. Нельзя было сказать, что он был давно знаком с Гермионой, однако и отрицать это было очень сложно. В школе они часто ссорились, однако после… Как это не печально, но даже окончив школу, Гермионе пришлось частенько встречаться все с теми же людьми: мир оказался гораздо меньше и уже, чем представлялось раньше. С сидящим напротив блондином девушку связывали друзья, знакомые, работа и взаимный пакт об игнорировании. Собственно говоря, последний нарушался довольно часто, но только по важным вопросам, или от скуки.
- Ты что-то сказал? – повторила Гермиона.
После секундной паузы, Драко ответил.
- Когда?
- Когда пришел…
- Я только спросил, что это у тебя за амулет. Если не ошибаюсь, то это Талисман Алири?
Гермиона хищно на него посмотрела.
- Не знаю. А что это за Талисман?
- Ну, Талисман Алири – это оберег от зла. А еще он считается хранителем душ, - парень равнодушно пожал плечами. – Так, ничего особенного – просто красивая безделушка. А эта сделана очень качественно. Где достала?
Гермиона убрала кулон в сумочку, недовольно посмотрев на Драко.
- Не твоего ума дело! Что, кто и откуда…
- Ну, в том, что тебе его не дарили, я как-то не сомневаюсь! Иначе бы ты не сидела бы тут одна…
Девушка решила возмутиться.
- Меня, вообще-то многие приглашали…
- Но ты предпочла гордое одиночество и компанию бутылки спиртного! На тебя это не очень-то похоже, - ядовито хмыкнул парень.
Девушка улыбнулась в ответ не менее ядовито:
- Вокруг тебя тоже что-то не видно толпы поклонниц.
- Это не значит, что их нет.
- Это значит, что их НЕ ВИДНО!!!! – довольно хмыкнула девушка, отпивая еще один глоток из своего стакана. – И вообще, настроение у меня и так плохое, испортить тебе его уже не удастся – это точно… Так что – либо убирайся отсюда, либо присоединяйся.
Уловив озадаченный взгляд Драко, она пробурчала:
- Мне одной скучно… А твое присутствие лучше, чем мысль, что я напиваюсь в одиночестве.
- Разумно.
И молодой человек остался. Он сел напротив, налил себе выпить…
Они сидели долго. Каждый занимался своим делом: Гермиона рассматривала талисман, а Драко свой стакан. Но случайный комментарий, высказанный вслух, порождал дискуссию, за которой шла мирная беседа и просто пьяный бред…
Эти глаза напротив, так близко, совсем рядом. Они такие манящие, в них хочется забыться…
Эти губы, с виду такие сладкие, такие зовущие. Вот только надо осмелиться и прикоснуться к ним…
Это тело, эта кожа, это человеческое тепло… Тепло, которого так хотелось, которого так не хватало. Это уже не просто желание, это – необходимость. И просто сидеть и смотреть – этого мало. Прикоснуться, попробовать, приласкать, отдаться…
- С тобой все в порядке?
Гермиона оторвала взгляд от созерцания своего стакана и посмотрела напротив. По крайней мере, попыталась посмотреть.
- Со мной?
Для проверки парень оглянулся. Удостоверившись, что по близости точно никого нет, он ответил.
- Да. Ты как себя чувствуешь?
- Отлично! – ляпнула девушка, глядя прямо в глаза собеседнику. – Налей еще…
Драко не надо было долго уговаривать. Он поднял свой стакан:
- За Святого Валентина! – и, не чокаясь, выпил залпом.
Гермиона сидела с хмурым видом и пялилась на своего спутника.
- Издеваешься?
- С чего ты взяла?
- Дай уточню: сегодня День Всех Влюбленных, я сижу в «Дырявом котле» и прячусь от всего мира, который мне сочувствует, я никому не нужна и никто не хочет со мной встречаться, я напиваюсь в одиночестве в компании человека, которому за последние 3 года не сказала и двух слов… Ну, до сегодняшнего дня… Хуже праздника и представить трудно…
- Не знаю, мне лично нравиться.
- Ага, и ты счастлив быть здесь и сейчас!..
Парень многозначительно промолчал.
- Тебе говорили, что ты очень красива?
Девушка на мгновение опешила.
- Ты что, со мной заигрываешь? Прекрати, это не смешно, Малфой.
- А я и не смеюсь.
- Но…
- Ты что-то хочешь сказать?
- Ну, нет, наверное.
- Тогда помолчи…
Гермиона даже не успела отреагировать, как парень оказался рядом и нежно поцеловал ее. Она отреагировала не сразу – голова соображала плохо и крайне медленно – но в результате сообразила чего хочет: прижалась как можно сильнее к телу молодого мужчины…
Вот они губы. Они такие же сладкие и манящие, как и в мыслях.
И это тепло человеческого тела, льнущего тебе навстречу.
Эти мурашки на спине от чувственности этих прикосновений, этого желания, этого внутреннего жара…
Парень отстранился от податливых губ. Он слегка усмехнулся, глядя в блестящие глаза Гермионы.
- Ты все еще считаешь, что хуже не бывает?
Прежде чем ответить, девушка взвесила каждое слово настолько, насколько могла. В конце концов, она выдала ответ:
- Ты, я… Это глупо.
- Тебе это нравиться.
Опять длительная пауза.
- Нельзя делать только то, что нравиться…
- Нельзя отказывать себе в том, что хочешь.
Драко потянулся за стаканом девушки и отпил из него.
- Наши желания могут принести гораздо больше бед, чем может…
- Не будь такой нудной!
Он снова ее поцеловал. Гермиона тут же ответила поцелуй. Она не видела и не слышала ничего, она не думала ни о чем, она хотела только одного – его. Сейчас. Немедленно… И вероятнее всего объект желания хотел того же. Иначе, зачем же он потянул не очень хорошо соображавшую девушку в съемные комнаты наверху? Гермиона не заметила, когда он успел обо всем договорить с хозяином, она не помнила, как поднималась по лестнице, она только запомнила, как Драко, приглашая, открыл перед нею дверь.
Гермиона не стала входить. Она остановилась и посмотрела на парня, внимательно читающего в ее глазах.
- Что тебя держит?
- Я не хочу пожалеть об этом…
- Но ты и не пожалеешь!
- Меня осудят!
- Но ведь никто же не узнает…
Словно проверяя правоту сказанного, Гермиона скептически посмотрела в глаза парня. В плохо соображающей голове закрутились нужные винтики, и сложный механизм принятия решения был запущен… Шаг был сделан.

Какой же наивной она была тогда! Она искренне верила в идеалы, столько знала и читала. Была такой правильной и честной… Но отбросив все, вступила в ту комнату. С того момента изменилось все. Возможно, не поступи она тогда именно так, теперь бы она не ловила такси в три утра в поисках неизвестно чего.
Хотя Гермиона точно знала, что ищет: ответ. Но сам вопрос найти еще не смогла.
Сегодня вновь День Святого Валентина, милый чудный праздник, прекрасный день для свадьбы. День, который для Гермионы никогда не имел особого смысла. День, который почему-то становился самым важным в году. Казалось бы, обычный день…
Вновь заднее сидение едущего автомобиля. Гермиона молча смотрит в окно, вид за которым быстро менялся: сплошные расплывчатые образы, каждый вроде бы по-своему неповторим, но предстает лишь частью чего-то большого и абсолютно бесформенного, одинакового, обычного, серого… Ничто не имеет значения. Гермиона перевела взгляд на дорогу: быстро мелькающие белые полосы. Есть в их движении куда большая магия, чем во всем колдовском мире!
За окошком заморосило. Призрачные дали заволокло туманом. Гермиона бессознательно потянулась к кулону на шее. Это ее талисман, ее хранитель, ее надежда. Вначале она не верила, не хотела верить, что это особенная побрякушка. Она хотела видеть лишь обычный кулон, которые древние книги наделяли таинственными свойствами. Но когда она действительно решила узнать, оказалось, что книги не такие уж и древние, а свойства – таинственные. Талисман Алири, хранитель душ, оберег… Как красиво! Но только не во всех книгах говорилось о том, что талисманы Алири защищают не людей, а их тайны, это хранители тайн, а, значит, и хранители судеб. Талисманы Алири – хранители потерянных запутавшихся душ, которым проще молчать, чем что-то изменить. И они всегда помогают молчать…
Гермиона никогда не снимала его с шеи. А если и делала это, то тут же чувствовала неуверенность, неловкость, скованность. Особенно после того, как начиталась про него, про свой «безобидный кулончик». Ведь он спасает ее, когда нет возможности пользоваться хроноворотом. Он как бы случайно оказался в ее руках именно тогда, когда в нем была необходимость. Гермиона не раз задавалась вопросом: случайность ли это? Все владельцы талисманов Алири говорили, что он пришел к ним именно тогда, когда был нужен. Или быть может его присутствие заставляет людей что-то скрывать? Может он сам заставляет людей таиться, чтобы поймать их в свои сети?…Гермиона неоднократно пыталась думать об этом. Но она вспоминала о талисмане только тогда, когда думать о нем не хотела совсем. И слишком часто ей казалось, что талисман – лишь нелепая отговорка для собственной совести, что это на самом деле обычный милый кулон…
Гермиона без какого-либо выражения все также смотрит в окошко. Из темноты ночи время от времени появляются яркие фары автомобилей. Они проносятся мимо с безграничной безразличностью, оставляя лишь шлейф мелких брызг…
Сегодняшний день для Гермионы был слишком длинным. Свадьба – важное и нервное мероприятие. Особенно если пара серых глаз с насмешкой следит за тобой.
Гермиона знала, что он, скорее всего, будет на празднике. Она готовилась к этому морально. Она даже считала себя готовой… Пока не увидела как он издалека время от времени бросает на нее взгляды. Конечно же, он помнил, какой сегодня день, конечно же, он чувствовал ее нервозность, конечно же, он знал о ее страхах. И конечно же, он не подошел. Гермиона была рада этому, потому что вряд ли смогла бы придумать, что сказать…
Этот день был длинным. Этот день был праздничным, но как всегда для Гермионы наихудшим днем в году. И этот день никак не хотел заканчиваться…
Приподнимая подол платья и шлепая по лужам в открытых туфлях, Гермиона старалась не думать о холоде. Да и пройти ей нужно всего ничего. Незаметно проскользнув в приоткрытую дверь, она поднимается на второй этаж. Нужная ей дверь, комната, человек где-то тут…
Он стоит спиной к входу, что-то задумчиво пьет из своего бокала и прислушивается. Он слышал, как скрипнула дверь…
Гермиона молча смотрит на мужчину перед собой. Он оборачивается, когда она открывает дверь. На нем нет ни официального галстука, ни рубашки, босые ступни ласкает пушистый ворс ковра, но он чувствует себя абсолютно свободно. Тем более что в таком виде он выглядит особенно восхитительно. Гермиона смотрит на эту фигуру, на обнаженный торс прекрасно сложенного мужчины. Он всегда держит себя в форме. Он всегда выглядит идеально. Он – Драко Малфой, на сегодня - отец жениха, новоиспеченный свекор ее дочери… И для него сегодняшний день тоже был очень длинным.
Гермиона только вошла, только осмотрелась, еще даже не успела закрыть за собой двери… а уже чувствует эти жаждущие настойчивые губы, отвечает на грубые поцелуи, ее уже прижало к стене крепкое мужское тело, а настойчивые руки скомкали юбку на ее талии и залезли под нижнее белье…
Он груб, он бесцеремонен, он нагл. Его движения резки и болезненны. Его ласки жестоки… Но он долго ждал, а потому имеет на это право. А дверь она сможет закрыть и потом…
Тем более что так было всегда.
Однажды, проснувшись, она решила, что ее действия были ошибкой, которая больше не повториться. Но случайно через год она снова одна, снова прячется ото всех, снова встречает его. Она прекрасно знает, что ей нужно. Он знает о ее мыслях… Проходит еще год, она находит себе парня, она проводит весь день с ним, она веселиться с его друзьями. Но он тоже там, и в определенный момент они просто исчезают вдвоем… Эти встречи случайны, но закономерны. Даже когда она выходит замуж и понимает, что так дальше продолжаться не может, Гермиона идет к нему, чтобы объясниться… но разговоры у них никогда не клеились…
И каждый раз он практически насилует ее: грубо и безжалостно. Он никогда не думает о ее чувствах, о ее удовольствии, о ней. Не думает до тех пор, пока сам не получает желаемого. После этого все время принадлежит ей… Одна ночь в году, когда Гермиона оставляет дом, детей, мужа и ночью выскальзывает из дому. Она часто использует хроноворот, чтобы никто ничего не заметил и ничего не заподозрил. Каждый год… Много лет подряд…
И лишь однажды она решила, что пора остановиться, что пора прекратить эти встречи, что надо обо всем забыть. И она наша в себе силы для того, чтобы… прийти в последний раз. Но через год она вновь была в этой комнате. Она пришла, чтобы сказать, что родила сына. Она пришла, чтобы сказать, что не уверена в том, кто его отец. Она пришла… А остальное лишь предлоги. Тем более что эта ее «неуверенность», не более чем неудачная попытка обмануть саму себя. Ведь на самом деле у нее никогда не было сомнений… Она все знает. И Драко это знает, хотя и делает незаинтересованный вид. Она ему обо всем рассказала, потому что была убеждена в том, что он должен знать. «Одним больше, одним меньше», - вот и все, что он сказал ей тогда в ответ. Возможно, это именно это Гермиона и хотела услышать. Возможно… Ведь она знает, что Драко интересуется ее сыном, что по возможности помогает ему, что при случае наблюдает за ним… так, как сегодня.
Им не нужно говорить о чем-то, чтобы знать. Они понимают друг друга мысленно, они предугадывают желания друг друга, они чувствуют потребности другого. Они выполняют невысказанные, не сформулированные, неосознанные желания. И они редко говорят, они мало знают о жизни друг друга, они ничего и ни о чем не спрашивают. Он и она не любят друг друга и никогда не любили, им этого не надо.
Сегодня День Всех Влюбленных…
Драко смотрит на уже увядающее, но по-прежнему прекрасное женское тело: она умеет держать себя в форме. Он никогда не тешил себя мыслью, что это для него. Но он бы, может, и не удивился… Он не спит и смотрит на безмятежно спящую Гермиону. Она действительно очень устала и вымоталась. Именно поэтому она позволила себе остаться тут немножко дольше, отдохнуть и чуть-чуть вздремнуть – такое бывает не часто. И он просто смотрит. Он практически не помнит о существовании этой женщины большую часть года. Ему абсолютно безразличны все события ее скучной жизни. Правда, теперь их жизни переплелись, но это не будет иметь особого значения. Это никогда не имело никакого значения… Разве что только один раз в году, когда он ждет ее в этой комнате. Ждет иногда подолгу. И всегда точно знает – она придет. Не важно когда, не важно как, не важно ничего, кроме того, что она обязательно придет. Она, не стучась, приоткроет дверь и на мгновение замрет у двери. Потом позволит ему раздеть себя и делать все, что ему нравиться. Она никогда не возражает и редко сопротивляется. Она знает, что это бессмысленно. И потом, обессилев, она уснет… Уснет чутким сном, уснет ненадолго, уснет, чтобы вскоре уйти. У нее не так уж и много времени, как иногда хотелось бы. Драко знает, что стоит ему закрыть глаза хоть на мгновение – ее уже не будет. Гермиона уйдет быстро и не заметно, уйдет не прощаясь. Ей просто не надо ничего говорить, не надо ничего обещать, не надо произносить глупых и пустых клятв: чтобы ни случилось, через год она вновь будет здесь. Она давно поняла и смирилась с этим…
Так будет и сегодня, когда Драко закроет глаза. Она уйдет, а он вновь забудет. Ему просто забыть, ведь он точно знает – однажды она снова придет.

@темы: Рассказы, Фики

21:39 

Ну, очередной фик...

смотрю на мир невинными глазами
Название: Все, что было, - не зря
Саммари: Ради чего Вольдеморт прожил жизнь? Добился ли он того, чего хотел?

Огонь приветливо полыхал в камине. Изредка потрескивали сухие дрова. Время от времени яркие искры исчезали в дымоходе и меркли, так и не достигнув желанной свободы.
Полумрак окутывал комнату, стирал краски, создавал иллюзии…Тишина царила в этом месте. Ее величие и могущество подчиняли себе все. Ее, казалось, невозможно было нарушить…
- Здравствуй, Том, - тихий шепот, будто сотканный из воздуха, гулко отразился от стен.
Ответа не последовало.
- Я знаю, что ты меня слышишь…
- Убирайся.
- Нет.
В кресле, стоящем в дальнем углу, что-то пошевелилось. Скрипнула расшатавшаяся ножка…
- Том, я пришел за тобой, и я не уйду, - более настойчиво проговорил призрачный голос.
- Ты мне надоел!
Хозяин голоса, казалось, лишь усмехнулся.
- В таком случае, мы квиты – ты мне тоже порядком надоел, - приторно слащавым тоном прошептал он.
И тишина снова захватила власть. Быстро, будто и не отдавав своих владений, она обежала комнату, заглянула в самые потаенные уголки, стерла все звуки… В камине хрустнуло полено.
- Том, - слабо позвал голос.
В который раз ответа не последовало.
- Том…
- Кто ты?
- Ты сам прекрасно знаешь, - с улыбкой проговорил невидимый.
- Покажись.
- Зачем?
- Я хочу тебя видеть…
- Только и ты, в таком случае, выползи из своего укрытия.
- Зачем?
- Тебе не помешает увидеть и самого себя, - с печальной улыбкой заметил незваный посетитель.
Тишина вновь обрела надежду: ну вот теперь-то она уже не станет сдавать позиций! Они просто не смогут… Но кресло в углу опять слабо скрипнуло, зашуршал старый плед, и опираясь на трость, в свете камина появился человек. Этот существо вероятнее всего было когда-то мужчиной, но это было настолько давно, что лишь его память способна была сохранить свидетельства тому. И пусть он по-прежнему был высок и статен, пусть его взор высокомерно смотрел вокруг, пусть… пусть. В свете огня стоял дряблый старик с морщинистой неуместно молочно-белой кожей, впавшими красно-коричневыми глазами, чей цвет выглядел бы устрашающе, если бы не выцвел и не поблек с годами, с длинными спутанными волосами, которые давно поседели и поредели; он был худощав настолько, что можно было различить каждую кость, ноги еле держали его, руки слабо тряслись… Поправив собственную одежду, старик сел в стоящее рядом с камином кресло.
- Я тебя по-прежнему не вижу, - в полголоса проговорил он.
- Извини… - прошептал голос, растворяясь в полумраке комнаты. – Я решил немного повременить с этим.
- Слушай, ты сказал, что объявишься! Я не люблю говорить с тем, кого не вижу, - гневно зашептал старик, взглядом блуждая по комнате. Увы, но ничего, кроме темноты вокруг себя он не видел. И это злило…
- Смельчак! Да как ты вообще смеешь…
- Ты просто не туда смотришь, - спокойно констатировал голос. – Я тут…
Голос явно обрел форму. У самого огня на корточках сидел молодой юноша и грел руки. Почувствовав на себе взгляд, он обернулся и задорно подмигнул старику. Того лишь передернуло.
- Ну как, нравлюсь? – свернув яркими изумрудными глаза, спросил пришелец.
- Нет. И никогда не нравился, - настороженно прошептал старик. – Ты зачем тут?
- Я уже говорил: я пришел за тобой.
- Я тебя не звал…
Пришелец лишь усмехнулся.
- И не позовешь. Но я все равно здесь.
- Я не уйду, - категорично заявил старик.
Юноша еще раз усмехнулся. Его глаза с озорством смотрели на хозяина этих комнат. Не дожидаясь, пока ему все же предложат присесть, пришелец грациозно уселся в свободное кресло. Поправив слегка спутавшиеся черные волосы, он изящно откинулся на спинку. Его длинное белое одеяние свободно спадало до пола. Разгладив пару складочек, юноша бросил взгляд на старика, внимательно следившего за ним.
- Том, ты выглядишь отвратительно, - равнодушно констатировал он.
- К сожалению, Гарри, не могу сказать того же и о тебе.
- Годы не пошли тебе на пользу… - задумчиво добавил он.
- Годы – это то, чего не было у тебя, - язвительно прошипел старик.
Пришелец лишь укорительно покачал головой.
- Том, Том… Тебе совсем меня не жаль?
Старик не размышлял ни секунды.
- Я никогда ни о чем не жалел. Тем более мне не жаль тебя. Ты – ничто.
- Зато я не выгляжу, как живая мумия. И я не сижу взаперти… - заметил парень. - А знаешь, почему?
- Потому что ты мертв! А я – нет, - высокомерно уточнил старик. Юноша снисходительно кивнул.
- В смерти нет ничего плохого. Она – освобождение.
- От чего?
- От всего. Смерть, только смерть способна дать истинный покой, подарить бесконечную свободу и великую радость, - помолчав несколько секунд, юноша еще раз отметил: - В смерти нет ничего плохого.
Старик улыбнулся.
- Тогда почему ты сейчас тут, рядом со мной – жалким ничтожным и ЖИВЫМ?
Парень задумался, почесывая подбородок.
- Меня прислали за тобой. Тебе здесь больше нечего делать.
- Они не имеют надо мной власти! Я не уйду! – возразил старик.
Пришелец удивленно посмотрел на собеседника.
- Мерлин, Том, зачем ты так цепляешься за эту жизнь? Что она тебе дает?
- Тебе этого не понять… - снисходительно уточнил старец.
- Зато у меня есть много времени на то, чтобы выслушать твои объяснения.
Старик недоверчиво изучал юношу взглядом.
- Зачем это тебе?
Тот лишь пожал плечами.
- Меня прислали за тобой. Я знаю, что твоя жизнь бессмысленна. И я хочу объяснить это тебе.
- Ты циничен.
- Возможно, - просто ответил парень.
Старик отвел взгляд от своего незваного гостя. Уж лучше рассматривать роспись на камине. Все равно он никогда не сможет объяснить словами то, что держит его тут. Это мысль, нет, догадка… даже вернее – убежденность, что…
- Может, все же начнешь говорить? – небрежно напомнил юноша, отобрав власть у вновь воцарившейся тишины.
Старик лишь усмехнулся: умирая, мы остаемся прежними. Только жизнь может подарить мудрость и терпение. А главное – понимание очевидного.
- Тебе же это не интересно, - с убежденностью заключил он.
- Это нужно тебе. Для меня это не больше, чем неприятная обязанность, - объяснил зеленоглазый незваный гость.
- Ты понимаешь, что подобными откровениями не сделаешь меня разговорчивее?
Юноша задумчиво посмотрел на огонь в камине, потом вновь на собеседника.
- А если я сделаю вид, что мне интересно?
Старик лишь покачал головой – слишком это банально. А что делать?
- Поттер, ты неисправим. Мог бы – приказал Нагайне удушить тебя.
Почему-то подобное заявление не произвело никакого впечатления на юношу.
- Ты уже убил меня один раз, - напомнил он. - Думаешь, этого не достаточно?
Старик промолчал.
- Да и потом Нагайна давно стала кожаным набалдашником на чьей-то трости, - спокойно продолжил парень. – Тогда тебе еще не нужна была эта палка, а теперь без нее ты и шагу не ступишь. Зачем тебе это?
- Это моя Жизнь! И я ею горжусь!
- Этим?!! – удивленно воскликнул пришелец. - Ты хоть знаешь, сколько ты уже живешь? Сколько ты сидишь в этой комнате?
- Какая разница? Я тот, кто я есть. Я – Великий маг…
Высокопарность тона этой древней мумии рассмешила юношу. Слишком сильно старик был убежден в правдивости этих слов. Жалость мелькнула в изумрудных глазах.
- Ты им был. Давно, очень давно. Ты был сильным и могущественным. Ты был жестоким и беспощадным. Тебя боялись, тобой тайно восхищались, за тобой шли люди, тебе подчинялись народы. Мир был у твоих ног, и ты снисходительно правил им, - юноша слабо вздохнул. - Но это было очень давно.
- Я остался прежним, - уверенным тоном возразил старик.
- Брось! – невольно прокомментировал парень. Он посмотрел на лицо собеседника, на его выцветшие пустые глаза и грустно улыбнулся. - Весь мир видел, как ты угасал, как терял силу и хватку. У тебя было все. У тебя была такая власть, которой никогда ни у кого не было и вряд ли у кого-то будет. Но ты правил слишком долго. Прошло несколько столетий, и всем стало очевидно, что ты – жалкое ничтожество. Фамилии преданных тебе людей давно канули в Лету. Их просто забыли. А твоего имени теперь не боится даже маленький ребенок. Ты стал ничем…
Юноша договорил почти шепотом. Он печально смотрел на сидевшего рядом старика, чей взгляд пристально изучал огонь в камине. Казалось, что он настолько поглощен этим занятием, что просто не может замечать что-либо вокруг себя. Старик просто смотрел на пляшущее в неведомом и прекрасном танце пламя, на его длинные и яркие языки, страстно ласкающие жалобно потрескивающие полена, на эту гармонию красок и звуков. Тишина незаметно вновь сплела свои сети… И тем не менее тихий шепот испортил все.
- Ты не прав…
Пришелец удивленно посмотрел на старика.
- В чем? Убив меня, ты получил, что хотел. Из-за нелепой насмешки судьбы именно я был единственной преградой между тобою и мировым господством. Ты получил желаемое. Ты стер границы между мирами, ты смешал магов и магглов, ты наслаждался смертями и тех, и других. Ты был безжалостен ко всем. Страдание приобретало новый смысл, когда за дело брался ты. Ты вселял ужас и в тех, кто был против тебя, и в тех, кто был предан тебе. О, а преданных было не мало! Но, Том, ты помнишь их лица, их глаза, горящие фанатичным огнем? Думаю, что нет. Потому что тогда ты бы помнил, что огня не было. Он угас, когда преданность тебе стала обузой, обязанностью, передаваемой от отца к сыну. Скольких таких сыновей ты принимал в свои ряды? Сколько поколений подряд склоняли перед тобою свои головы? Они не знали другой жизни, они ее не помнили. А еще они совершенно не боялись тебя. Умри ты тогда, в самом начале, твое имя до сих пор бы вспоминали шепотом с ужасом в глазах. Ты был бы легендой. Провидцы предсказывали бы твое триумфальное возвращение, а мнимые герои пытались бы его предотвратить. Глупцы и безумцы длинными бессонными ночами бились в попытках воскресить твой дух… Но все видели, как ты старел, как медленно утрачивал силы, как терял власть. Ты уничтожил себя сам. Но зачем ты это сделал? Ты шел по трупам многих, чтобы утолить безграничную жажду власти, а потом просто отдал все. Зачем?
Старик не стал отвечать сразу. Он перестал смотреть на огонь в камине и вновь изучал своего собеседника. Что-то было в его словах слишком разумное, чтобы быть правдивым, слишком мудрое, чтобы быть настоящим, слишком вещее, чтобы быть человеческим.
Обдумав слова, старик ответил:
- Я делал то, что считал нужным. Твои слова – лишь пустой звук. Ты, Поттер, красиво говоришь о том, что могло бы быть. Но этого быть не могло, потому что для этого мне пришлось бы умереть. А это глупо. После смерти мы не получаем ничего! Так что я предпочел жить и иметь все при жизни, чем надеяться на что-то в призрачном далеком будущем, до которого я просто не доживу.
- Ты хочешь сказать, что Великий Вольдеморт боится смерти?
Это прозвучало как насмешка.
- Я не боюсь. Я ее просто не признаю. Я не вижу в ней смысла.
Это звучало как оправдание. Старику это не понравилось. Оправдываться перед этим мальчишкой… Мальчишкой ли?
- То есть в этом, - юноша жестом указал на скрытую полумраком комнату, - смысл есть?
- Это мой дом, - спокойно ответил старик, и именно это спокойствие взбесило его собеседника.
- Ты не покидал его уже тысячу лет! Ты уже не вспомнишь, когда в последний раз видел живого человека. Ты уже много лет не ешь и не пьешь. Разве это приемлемая цена за твое бессмертие? Разве это жизнь? Это лишь жалкое существование, которое ты обречен влачить веками! – словно одумавшись, он понизил тон и добавил: - И лишь одно твое желание может все это прекратить…
- Но я никогда к этому не стремился, - напомнил его собеседник. Юноша оценивающе посмотрел на него.
- Ты хочешь меня убедить, что именно о такой жизни думал, когда проводил те ритуалы? Ты стремился к бессмертию - ты его получил. Смерть не властна над тобой. Но ты забыл о старости, о болезнях. Ты не можешь умереть, а потому будешь умирать вечно. Но одно слово – и я смогу облегчить твою судьбу.
- Одно слово? – переспросил старик. - Но зачем оно мне?
- Зачем? Том, ты же сам видишь, насколько ничтожна твоя жизнь. Она не имеет смысла…
Назревал новый монолог, который старик бесцеремонно прервал. У него были вопросы, на которые не было ответов, у него были догадки, которые не должны были оказаться верными, у него не было желания вновь выслушивать эти речи…
- Зачем ты так распинаешься? – поинтересовался старик. Юноша с сочувствием посмотрел на него.
- Я хочу, чтобы ты понял, что…
Старик не стал дослушивать. Он и так знал, что истины он не услышит. Но ведь не может же все быть настолько просто?
- Кто ты? – прервав речь юноши, спросил старик.
Юноша замолк, даже не пытаясь продолжить свои увещевания. Он спокойно посмотрел на собеседника.
- Ты сам знаешь.
Старик, немного сощурившись, изучающее заглянул в изумрудные глаза. Он слегка закачал головой.
- Нет, не знаю. Ты – не ты, - откинувшись в кресле, заключил он. – Ты – не он. Кто ты?
Юноша лишь на мгновение замер, а затем наклонился ближе к старику и со снисходительной ухмылкой прошептал:
- И это ты тоже знаешь.
Старик внимательно еще раз посмотрел в глаза незваного гостя.
- Но почему именно он?
- Ты сам так захотел, - пожал плечами юноша. - Внешность – не более чем иллюзия.
Старик довольно улыбнулся.
- Мне, конечно, льстит такое внимание к собственной персоне, но ты сам говорил о моей ничтожности, - он снова стал серьезным. - Зачем тебе я?
Юноша не считал, что обязан отвечать сразу. В изучении своего собеседника у него нужны не было, а вот с обличением истинных собственных мыслей в понятную форму были проблемы. Немного подумав, зеленоглазый пришелец ответил:
- Ты единственный, кто всегда рушил мои планы. Единственный, кто не хочет подчиниться простому и ясному закону жизни.
- Какому?
Юноша высокомерно улыбнулся.
- Все умирает.
Нечто, беспокоившее старика в течение всего разговора, похоже, стало обретать форму. Оценив четкость своих ощущений, он спросил:
- А где они все? Где Поттер?
Юноша сверкнул глазами. Улыбка превосходства не сходила с его губ.
- Можешь сам узнать. Стоит лишь пожелать…
- Их же нет, верно? – прервал очередную замечательную речь старик.
Такая формулировка не понравилась гостю, но он не стал показывать этого.
- Все зависит от того, что ты понимаешь под этим «нет», - ответил он.
Старик почувствовал, что одержал маленькую победу. Войну он не выиграет, но и не проиграет…
- Только то, что они никогда не вернуться в этот мир. Хотя бы потому, что возвращаться нечему. Как только ты предъявляешь свои права, человек исчезает навсегда.
Юноша возразил:
- Смерть – это прекрасно.
- Уж кто бы говорил! – язвительно заметил старик, улыбнувшись собеседнику. Тот гневно «зарычал»:
- Она значительно прекраснее той жизни, которую влачишь ты! У тебя же нет будущего.
Спокойствие, подаренное веками жизни, всецело властвовало в сознании старика. Он издевательски усмехнулся.
- Будет… У меня есть время. И я придумаю способ вернуть все. А мне есть что возвращать…
- Это мечты, иллюзии! – возразил юноша.
- Это цель, - поправил его старик. - А я всегда добиваюсь своего. Ты это знаешь лучше других.
Юноша лишь покачал головой.
- У тебя нет для этого сил. У тебя нет возможности. Ты даже разучился колдовать.
- Я научусь вновь. Найду способ вернуть все на круги своя. У меня масса книг…
- …которые ты никогда не брал в руки, - закончил за него юный собеседник.
- Ты сомневаешься во мне? – уточнил старик.
- А ты во мне?! – эхом отозвался юноша.
Старик вновь внимательно посмотрел на своего собеседника. На него пристально, с нескрываемой злобой смотрели изумрудные глаза. Это уже был не тот ласковый мальчик, гревший руки у огня, каким он был меньше часа назад. Это был…
- Я что тебя настолько достал? – просто спросил старик.
Искорки возмущения, недовольства и сомнения проскочили в глазах юноши.
- Еще как! Ты хоть понимаешь, что своим существованием ты постоянно что-то крал у меня? Этот мальчик, этот Поттер, которого ты так ненавидел, должен был умереть в трехлетнем возрасте. Но вмешался ты, и он прожил дольше. Он прожил лишние годы, хотя должен был принадлежать мне и только мне! И каждый украденный у меня миг – на тебе. Ты заставлял людей молиться о смерти, жаждать ее. А смерть не должна приносить облегчения. Не должна… И это тоже на тебе. Ты много веков отравляешь мое существование. Так что поверь - у меня достаточно поводов, что желать заполучить тебя.
Старик удивился по настоящему. Наверное в первые в жизни он действительно искренне был удивлен и озадачен.
- После всего того, что ты только что сказал, ты думаешь, я на это соглашусь?
- Рано или поздно – да, - спокойно ответил юноша.
- Нет, - с уверенностью возразил старик.
Юноша опять заулыбался.
- Открою маленький секрет - однажды у тебя просто не будет выбора.
- Выбор есть всегда.
- И это говорит мне трус, который боится смерти?
- Это говорит тебе тот, кто выше, чем ты, тот, над кем ты не имеешь власти, тот, кто никогда не станет твоим, - с пафосом проговорил старик. - Сколько бы ты не старался.
- Поверь, я не оставлю попыток. Никогда…
Старик довольно хмыкнул себе под нос.
- И кем ты явишься в следующий раз? Стариком Дамбольдором? Или каким-нибудь фанатиком? А может, моей матерью?
- Это не имеет значения ни для меня, ни для тебя, - ответил юноша.
Старик лишь недоверчиво посмотрел на собеседника. Тот усмехнулся и уточнил:
- Я лишь твое сознание. Меня не существует. Я – иллюзия. Не забывай об этом.
- Ты то, что ты есть. И меня ты не получишь.
Юноша не переставал улыбаться. Даже если для этого и не было повода.
- Это ты так думаешь. Я же знаю обратное. Так было, так есть и так будет. Всегда. Никто не избежит этой участи.
- Я буду первым.
- Не будешь, - возразил парень своему собеседнику. - У меня достаточно времени. Однажды ты поймешь, что у тебя просто нет другого выхода. Рано или поздно – это не важно. Важно лишь то, что ты поймешь, насколько ты жалок, насколько бессмысленно твое существование, насколько оно абсурдно и нелепо. То, что ты до сих пор жив, – самая большая ошибка в твоей жизни. У тебя есть время, чтобы все понять. У меня есть время, чтобы тебя дождаться.
- Пустые надежды…
Юноша всезнающе посмотрел на старика.
- Надежда присуща живым. У меня же нет ни надежд, ни иллюзий. У меня есть знание.
- Уходи… - тихо, но властно сказал старик. Это не была просьба. Это был приказ, и юноша это почувствовал. Но не перестал улыбаться.
- Меня тут никогда и не было. Я – плод твоей фантазии.
- Это не так, - раздраженно возразил старик.
- Думай, как хочешь, - снисходительно разрешил юноша.
Старик устал от этой беседы. Она ему надоела. Но было кое-что, что он просто не мог не сделать…
- Можно спросить? – поинтересовался он.
- Не обещаю, что отвечу, - заинтересованно и насторожено ответил юноша.
В глазах старика зажегся живой огонек.
- Поттер был рад смерти?
Юноша взвесил все «за» и «против» этой информации, но все же решился ответить:
- Ты подарил ему его жизнь, каждый лишний прожитый год он проживал с твоей подачки. Но ты приложил достаточно усилий, что он ненавидел свою жизнь. То немногое, что у него было, ты отбирал, - юноша посмотрел прямо в глаза собеседнику. - Он ненавидел жизнь, но и смерти он не был рад.
Старик закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Из его груди вырвался хриплый смех. Тело, давно отвыкшее от такого, затряслось в непривычной дрожи. Звук его смеха не был ни веселым, не радостным и уж тем более – заразительным. Этот звук внушал ужас, страх, чувство неизбежности, беспомощности.
- Значит, все было не зря. Ты меня порадовал, - он открыл глаза и посмотрел на зеленоглазого парня, сидящего рядом с ним: - Приходи еще, с тобой приятно общаться…
Старик вновь хрипло засмеялся.
Юноша еще несколько мгновений смотрел на этого человека, так отчаянно сохраняющего свою жизнь, пожал плечами и растаял в воздухе – у него полно дел, чтобы он там ни говорил. И чтобы там ни говорил старик, он теперь всю свою жизнь будет чувствовать взгляд изумрудно-зеленых глаз. Взгляд пристальный, изучающий, неотрывный. Взгляд жаждущий и ненавидящий. Кому бы он ни принадлежал…
А тишина вновь пошла в наступление. Ей тоже не выиграть борьбу, но она не перестанет бороться…

@темы: Рассказы, Фики

17:14 

Ночь и тищина, данная навек...

смотрю на мир невинными глазами
Ночь. Спокойная летняя ночь. Тишина... Где-то в завораживающей высоте сверкают прекрасные и недостижимые звезды. И именно от этого они такие чарующие и манящие. Тишина... Луна горделиво скользит по ночному небу. Она не так давно еще совсем скромно выглядывала из-за легкого облачка, светящегося в ответ заходящему солнцу. Она была совсем незаметной, почти прозрачной, она была... А теперь она хозяйкой величественно вышагивает по небосклону, своим светом она растворяет мрак, отгоняет страхи, порождает тени и свои, особые, ночные кошмары. Она - ночное спасение и погибель. Она дарит свет, но свет призрачный, иллюзорный, таящий в себе лишь намеки и предсказания... Этот свет не дает представления о мире, он лишь помогает представить его, нарисовать в своем воображении, оживить... Он как дверь в мир страхов и ужасов, и безграничные просторы покоя...
Надо просто закрыть глаза, надо не видеть, а слышать, надо слушать... Не догадываться о том, что таиться в тенях, а воспарить над ними, отрешиться от кошмаров и шагнуть в безграничный удивительный мир полунамеков, мир лунного света, мир людей, живущих своей жизнью, мир звуков...
Легкий шепот ветра ласково убаюкивает. Он настолько легок, практически невесом, он словно воздушный поцелуй из вчерашнего сна. И именно этот ветер несет другие звуки: слабый шелест листвы, недовольные возгласы кем-то встревоженных птиц, далекие голоса людей, собственное дыхание и биение сердца, но в первую очередь голоса истинных хозяев ночи; их жизнь недолга, но прекрасна, она полна музыки, она полна жизни. Сверчки, кузнечики, цикады... Эта тихая песня природы, песня жизни, песня ночи, песня тишины. И эта песня проникает в тебя, в твое сознание, в твой разум, завораживает своей простотой и поэтичностью. Просто закрыть глаза и плакать... плакать от того, что все это есть рядом, близко, это принадлежит тебе и принадлежит всем остальным. Это то, что нельзя украсть, это - тишина, это покой, это - мир... Это нечто большее, чем можно понять, чем возможно постичь, чем реально охватить. И это нечто поглощает, сливаясь с сознанием в единое целое, ломает все мысли и желания, кроит все под себя, создает по образу своему и подобию, дарит тишину и покой...
В этой ночи нет ничего, кроме призрачного лунного света и безграничного мира звуков. А больше ничего и не надо. Ничего, достаточно и этого, даже больше, чем достаточно. Этот мир позволяет додумывать за него, творить образы по собственному желанию, позволяет отрешиться от реальности, дать волю чувствам и просто забыть о них. О них и обо всем остальном, стать частью чего-то большего, позволяет слиться с ним, предлагает слушать великую симфонию ночи, песню самой жизни, дарит прекрасный дар - спокойствие.
Но для этого стоит лишь смотреть не глазами, полными сумрачных страхов, а сердцем, открытым и чутким, и слушать все звуки, слушать голоса, слушать дыхание ночи и внимать тишине...

@темы: Настроение, Размышлизмы, Рассказы

17:38 

Стихии - Огонь

смотрю на мир невинными глазами
Огонь не разбирает, что поглощает… Он просто горит, испепеляя все на своем пути. Он есть самое великое и беспощадное в этом мире… От одной маленькой искры, которая может и вовсе погаснуть, так и не вспыхнув, может разрастись яркое пламя, горячее жгучее древнее… Оно древнее, чем мы, чем все живое на земле, возможно, древнее, чем сама Земля… Но оно тут, рядом, ласковое и игривое, будто прирученное, но таящее угрозу и страх, а для беспечных - и смерть… Но как истинно древний старец, огонь не спешен. Он горит молчаливо и величаво, лениво, ибо времени для него никогда не существовало, он презирает всех, для кого оно имеет смысл. И подчиняясь каким-то внутренним порывам и мыслям, или замыслам самого мироздания, огонь выпускает горящие языки, неся тепло и жизнь, жар и смерть… Но в нем есть нечто большее, нечто, что все превращает в ничто, в пепел… Чем и кем ты был раньше? Это уже не важно, все исчезло в этом пламени, в этом жаре прародителя вечности… Из вечности все вышло и туда все стремиться… Только один огонь все также горит, сжигая все, что может.

@темы: Настроение, Пейзажы, Рассказы

14:00 

Знакомо?

смотрю на мир невинными глазами
Ты преследуешь меня
И во сне, и наяву.
Когда рядом ты со мной,
То боюсь - я не засну.

Лишь услышу тихий зов,
Я тебя везде ищу.
Но, а если не найду, -
Век себя я не прощу.

Как из сказки ты пришел,
Только зло не победил,
От беды ты мир не спас...
А вот боль мне причинил.

Больше думать ни о чем
Пару дней я не смогу:
Как найду тебя, Комар,
То об стенку раздавлю!


;)



запись создана: 12.06.2005 в 13:53

@темы: Рассказы

22:52 

Мой фик...

смотрю на мир невинными глазами
Сегодня я его редактировала. А потому решила выложить сюда.


«Встреча выпускников»

Столько лет она старалась пересилить себя. Но смутная тревога не давала ей этого сделать. Слишком много это бы значило, слишком о многом это бы напомнило, слишком многое вернуло бы к жизни… А она так хотела забыть.
И тем не менее сегодня она пришла сюда. Пришла, чтобы увидеть, вспомнить, воскресить…
Джинни Уизли без проблем проскользнула сквозь дверь. Девушка грустно улыбнулась: раньше это требовало больших усилий… Или это она просто была младше и слабее? Раньше все было по-другому, раньше двери скрипели, тихонько так, будто жалуясь. Раньше… А сейчас все тихо, как-то даже слишком тихо.
Вот он – Хогвартс.
Назад дороги уже нет.
Много лет прошло с тех пор, как Джинни была тут в последний раз. Многое изменилось, очень многое. Изменилась и она сама. Но пришло время вспомнить. Или же забыть навсегда.
Девушка остановилась у дверей и прислушалась: из Большого Зала доносились чьи-то голоса, обрывки разговоров, смех… И ей придется туда зайти. Не то, чтобы она этого хотела, но ведь она тут именно для этого. Однако в тишине холла, стоя в тени у дверей, Джинни чувствовала себя куда уютнее и гораздо спокойнее. Что значат для нее те люди, что празднуют там? Ровным счетом ничего… Многие из них ее даже не знали, а другие с удовольствием забыли. У каждого своя жизнь, а для того, чтобы жить, приходилось многое забывать.
Что ж, она никого не винит и никогда не винила. И это письмо: приглашение на встречу выпускников – не более чем чья-то глупая и неудачная шутка. Они едва ли задумывались над ней. Они знали, что некому будет приходить, потому и решились отослать приглашение… Но Джинни тоже умеет шутить: раз пригласили – значит, встречайте!
Только видеть их все равно не хочется. Может, чуть позже?
Девушка бесшумно пересекла холл и стала подниматься по лестнице. Сейчас каникулы, и учеников не должно быть в гостиных. А ей так хотелось снова очутиться в башне Гриффиндора, снова посмотреть из любимого окна, снова побыть в своей комнате, снова погреться в старом кресле у огня… Жаль, что этого нельзя будет сделать – это только мечты. Но ведь от них никому не будет плохо. Да и кто обратит на нее внимание?
Надо будет обязательно туда зайти. Там ее прошлое, там ее жизнь, там ее воспоминания… Но по дороге можно будет заглянуть и в кабинеты.
Идя по коридорам, Джинни внимательно оглядывалась – многое тут изменилось! Но многое осталось и прежним. А ведь она провела тут столько времени, столько раз смеялась и плакала. Здесь прошла часть ее жизни. И она не жалеет об этом.
Сколько воспоминаний хранят эти стены? Десятки, сотни, тысячи? Вот в этом месте Гарри получил валентинку, которую она прислала, а вот с той ступеньки она упала трижды… а вот за тем поворотом она впервые поцеловалась… А еще были уроки. Как же она их тогда не любила! Собственно говоря, как и все. И как она сейчас по ним скучает… По этому чувству полноты жизни, когда она торопилась по звонку на урок, когда спорила с соседкой по парте, когда старательно выполняла задания профессоров и строила глазки парнишке сзади… Девушка заглянула в кабинет. Это был кабинет Трансфигурации. Он, наверное, им и остался. Вот только все теперь иначе. За ее партой сидит кто-то другой, кто-то другой стоит за кафедрой и читает длинные лекции, кто-то другой смеется и дурачится на задних партах… а Гриффиндор все так же теряет из-за них баллы! Так было всегда, и вряд ли когда-то изменится…
Да, тут есть, что вспомнить… Она всегда сидела за второй партой в правом ряду. Ведь она робела перед МакГонагалл и не хотела садится ближе, боялась не подготовиться к уроку, а потом боялась отвечать его при всех… Это было так давно! И это так забавно… Невероятно, но именно от этих воспоминаний она чувствует себя действительно счастливой – у нее это было!
Теперь у нее нет ничего…
Правда, раньше кабинет казался ей больше, внушительнее, светлее… Полумрак скрывает, что стена была частично разрушена и ее отстраивали заново, что парты неоднократно восстанавливали после неудачных школьных экспериментов, что полоток осел, что все краски выцвели, что… А какое это имеет значение? Полумрак все скрывает, а воображение воссоздает таким, каким оно было когда-то… Когда-то очень давно.
Печальными глазами девушка смотрит на эту комнату: она может о многом рассказать. Но просто не хочется вспоминать. Не сейчас. Ей еще нужно будет побывать в нескольких местах.
И она снова бесшумно скользит по хорошо знакомым и давно забытым коридорам. Они все еще хранят ее жизнь. Нет, все-таки они ничуть не изменились с тех пор. Совершенно! Осталось даже то болото Фреда и Джорджа… Профессорам оно почему-то понравилось, а близнецы им так гордились! Пока могли. Жизнь все изменила и расставила на свои места… Все стало другим. А может, это изменилась она?
Проходя мимо одного из окон, Джинни замечает то, чего не было раньше: это там, внизу, во внутреннем дворике. Значит, ей надо будет заглянуть еще и туда. У огня она все равно не сможет погреться, и посидеть на своей кровати тоже не получится. Но у нее все же на это будет время. Так или иначе ей давно уже некуда спешить.
На улице холодно, идет мокрый снег. Но девушке все равно. Она внимательно всматривается в это знакомое и забытое лицо. Ему и тут поставили памятник. Тут, внутри школьного двора тоже стоит памятник Мальчику-который-выжил. Джинни видела не меньше пары десятков таких, но этот особенно похож. Здесь он такой, каким она его знала, такой, каким он был в их последнюю встречу.
С тех пор она не была тут, не хотела. Слишком много она хочет забыть. Слишком много она помнит.
Она помнит ту яркую вспышку, помнит жгучую боль, помнит чувство абсолютной уверенности в том, что с ней этого не может происходить… помнит всепоглощающее чувство вечности… Но все когда-то заканчивается. А ей этого тогда так не хотелось. Ей просто не верилось, что это был конец. Тогда не верилось… Когда-то…
А теперь она смирилась.
Она уже тысячи раз это вспоминала, у нее теперь всегда есть время. А воспоминания это все, что у нее осталось.
Джинни не хотела сюда приходить, зная, что она тут увидит. Ей вообще не хочется быть Тут, быть совсем одной. Но она не знает, как вырваться, она не может ничего изменить…
Как грустно смотреть в это лицо, в эти – память услужливо подсказывает все мелочи – пусть бронзовые, но зеленые глаза! О них она тоже забыла. Захотела забыть… Гарри Поттер стал такой же частью школы, частью прошлого, как и те парты, что она видела. А помнить о них она не хотела… но забыть не могла.
Он навсегда остался тут. Это она ушла, просто не смогла вернуться. Это было слишком тяжело… Но теперь, возможно, время пришло.
Джинни не знает, куда ей идти дальше. Она знает здесь все, но ей не хочется видеть то, что когда-то было частью ее жизни, составляло саму ее жизнь… Это было слишком давно и слишком недавно.
И уж точно она пока не хочет идти в Большой Зал, где собрались другие выпускники. Она не хочет никого видеть. Не сейчас… И возможно – никогда. Они ее не поймут. А ей не понять их…
Тем более, что у нее еще есть одно важное дело. Однажды она будет просто обязана это сделать. Так почему не сегодня?
Маленькая тропинка старательно расчищена от свежевыпавшего снега. Хотя не заметно, что ею часто пользуются. Кому они нужны? Кто о них знает?
Поворот, другой… Девушка чувствует – то, что она ищет где-то за замком, подальше от глаз, от людей, от безразличных. Хотя, казалось, таких быть не должно, но это не так – всем было безразлично всегда! С первой минуты…
Им все равно!
Им всегда было все равно. Она сама когда-то была такой. Просто это было в другой жизни.
Вот они – ее друзья…
Девушка с печалью смотрит на каменные надгробия.
Как же она ненавидит эту школу!
Это так символично, что их решили похоронить именно тут, в школе, которую они так и не закончили, в школе, которой отдали жизнь. Ее друзья, ее близкие, ее учителя… Многие нашли тут вечный покой. Слишком многие. Война никогда не бывает доброй и ласковой. Война, она беспощадна, она забирает все, что может. Она забирает все, что хочет… Это ее друзья. И все, что от них осталось, это только имена…
«Рональд Билиус Уизли», ее брат… Джинни видела его смерть – он заслонил собой ту, которую любил… Но он не смог подарить ей долгой жизни. «Гермиона Джейн Грейнджер». Она помнит ужас и боль в ее глазах, когда их закрывали… Теперь эти двое всегда будут вместе, рядом, как и хотели…
«Фред Майкл Уизли»… Он никогда не был трусом. Даже когда боялся ее, свою сестру. Или только прикидывался, что боялся? Он был Героем. И он не мог выдать друзей. И не выдал…
«Гарри Джеймс Поттер». Ему столько раз предсказывали смерть, что, возможно, ее просто накаркали… Это так глупо, что пережив Вольдеморта, он умер от заклятия какого-то юного глупца, чье имя прокляли навеки. Или до того времени, пока все всё не забудут. Но пока из Гарри сделали легенду, его жизнь разукрасили, а смерть превознесли. А он был обычным парнем, которому досталось больше, чем другим. Даже за такую короткую жизнь он успел от нее устать. Его зеленые глаза, мертвым безразличным взглядом смотрящие вокруг, девушка помнит прекрасно. Но ей всегда казалось, что со смертью из них исчезла обреченность. Иногда она даже думала, что он сам не захотел бы выжить еще раз. Он слишком многих потерял…
«Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамбольдор»
Поистине великий человек. Никто не сделал больше, чем он, никто не смог бы сделать того, что он, никто, кроме него самого. Без него мир стал другим. Он предвидел это. Он все знал заранее… Но он предпочел отдать жизнь, чтобы приблизить час победы, пожертвовать собой ради других, ради их безмятежной жизни. Что такое десятеро Упивающихся против самого Дамбольдора?… Против старого, измученного длинной, полной безнадежной борьбы жизнью Великого чародея?
«Северус Томас Снейп»
«Ремус Джон Люпин»
«Минерва Элейн МакГонагалл»
Профессора… Они поклялись защищать детей, защищать Хогвартс – их единственный дом, защищать будущее. И ушли они тихо, бесславно, став жертвами предательства. Но они сделали больше, намного больше, чем сами думали. Они дали возможность другим надеяться и верить!
Здесь десятки имен. Имен друзей, любимых, братьев, учителей, тех, кто просто был рядом. Имен Героев. Они все верили в счастливое будущее. Но у них самих этого будущего не будет. Сколько здесь тех, кто так и не окончил этой школы, кто так и не вырос, но повзрослел слишком рано, тех, чья жизнь полностью принадлежит Хогвартсу? Сколько? И разве все, что от них осталось, это жалкие каменные надгробия с уже почти забытыми именами?!. Но ничего уже не изменить…
«Невилл Генри Лонгботтом»
«Парватти Кристин Патил»
«Полумна Джейн Лавгуд»
«Колин Фредерик Криви»
«Джиневра Молли Уизли»…



@темы: Рассказы, Фики

23:26 

Мой маленький рассказ... Стихи - М. Цветаевой

смотрю на мир невинными глазами
Пройти, не поднимая глаз…


Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной –
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.


Этот день ничем не будет отличаться от других: ты как всегда с неохотой встанешь, быстро перекусишь, приведешь себя в порядок и… будешь опаздывать. Тебе как всегда надо поторапливаться: не хочется опоздать, а в твоем словаре понятие «пунктуальность», похоже, отсутствует. Ты с этим уже давно смирилась, да и твои друзья тоже. Но все равно, торопливо стуча каблучками по дороге, слушая, как этот цокот гулко разноситься в свежем утреннем воздухе, ты улыбаешься, потому что знаешь, что не опоздаешь, что успеешь, что придешь вовремя – не смотря ни на что – вот только сейчас надо чуть-чуть поспешить. Так было всегда, и ты этому не удивляешься, - ты получаешь странное удовольствие от этой суеты и паники, словно она очищает голову для действительно важных вещей. Ты как всегда балансируешь на грани… Как всегда.
Это твоя жизнь, и ты знаешь, что с ней делать. Даже если не знаешь, то все равно делаешь… Ибо так было всегда.
И как всегда ты поспешно подбежишь к заветной двери, широко ее распахнешь и с замиранием сердца – это тебе так нравиться! – будешь ждать, что двери громко хлопнут. А так оно и будет… И ты поспешишь дальше, вперед, к цели, пока…
Будь прокляты эти лестницы! Будь проклят случай… Хотя каждый день этот случай дарит тебе праздник.
Ты случайно увидишь Его. Нет, это не запланировано, – разве что каким-нибудь садистом, руководящим твоей судьбой? – но ты часто видишь его здесь. Ты быстро пролетаешь мимо, ощущая, как сердце на мгновение перестает биться, как мир исчезает, как жизнь теряет смысл… Ты просто смотришь на него, на его неторопливые и неспешные, но такие плавные движения, - в этом он полная твоя противоположность – на его стройную и подтянутую фигуру, на его строгие и выразительные черты лица, в его глаза, которые пристально следят за тобой… Он улыбается, и улыбается тебе. В знак приветствия он просто кивает. И продолжает смотреть… А ты нелепо улыбаешься ему в ответ. Когда он близко, у тебя не получаются милые и добродушные улыбки – рядом с ним у тебя поет душа, звенит в ушах и подкашиваются коленки. Какие там улыбки? Ты не знаешь, почему он смотрит, но рада этому – это одна из причин, почему ты встаешь каждое утро и торопишься. Это не главная и – главное – негласная причина, ты сама себе в этом не признаешься. Хотя не значит, что не знаешь, просто… просто ты так живешь.
А он смотрит. И его взгляд прекрасен. Он чарует и завораживает тебя, заставляет забыть обо всем: в том мире, где обитаешь ты, сейчас есть только Он. И все. Остальное просто блекнет.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью – всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

И ты знаешь, что если он скажет тебе слово, любое слово, – ты шагнешь ему навстречу, если он попросит – ради него ты сделаешь все, если он захочет – ты отдашь ему всю себя без остатка. У тебя нет в этом никаких сомнений. И у тебя никогда не было уверенности в том, что он не хочет этого.
Единственное, что у тебя всегда было – это его долгий взгляд и твои сны. О снах никто не знает и не должен узнать. Хотя, что в них такого? Но это твоя тайна… Маленькая тайна, согревающая душу и разум. И тело. Нет, в жизни этого никогда не будет, но во сне ты можешь позволить себе многое. Хотя бы просто быть с ним. Ты знаешь, что тебе не надо всего, достаточно просто его присутствия рядом с тобой, его мелодичного голоса, звучащего у твоего уха, его доброй и манящей улыбки, его сладких губ и умиротворения, окружающего тебя и царящего внутри. В большинстве твоих снов вы просто идете и разговариваете – это так смешно и банально! – совершенно о бессмысленных вещах, о каких-то пустяках, которые ни для тебя, ни для него не имеют никакого значения, но… Та улыбка, которая царит на твоих губах и в твоей душе, когда ты все же просыпаешься, тот легкий вздох разочарования о том, что сладкие грезы всегда заканчиваются, для тебя ценнейшие моменты жизни. Смешно? Глупо? Но это твоя жизнь. И ты даже ею довольна…
Ты не раз представляла, как он обнимает тебя своими руками, ты почти что знаешь вкус его губ, мысленно ты всегда принадлежишь ему. Для тебя Он – целая жизнь… И ты проживаешь ее. Но без него. Он лишь тенью присутствует в каждом твоем движении, в каждом твоем вздохе, в каждой твоей мысли… Но его там нет. И вряд ли будет…
Просто ты этого не хочешь.
Он и так владеет каждой частичкой твоего тела и разума, чтобы еще и знать об этом. А может он знает? Его образ и так преследует тебя днем и ночью. А может быть это заметно? Ты в этом не уверена. Но ты уверена в том, что тебе этого не надо. Он – иллюзия, призрак, наполовину выдуманный тобою, и ты точно знаешь это. Он – идеал, который вряд ли идеален… Ты не хочешь это проверять. Потому что если ты окажешься права – у тебя станет на одну прекрасную мечту меньше, а если не права… Ты потеряешь себя. И никогда об этом не пожалеешь…
Поэтому ты просто не хочешь знать. Знание только все усложнит, а у тебя в жизни и без того проблем хватает.
Конечно, гораздо проще просто пройти…
И ты идешь. Медленно поднимаешь дальше по лестнице, стараясь унять предательскую дрожь в коленях и не упасть. Ты уже падала – это больно. И все также смотришь в его глаза. Он не отводит взгляд, он никогда его не отводит. За несколько секунд ты переживаешь жизнь, ты мысленно отдаешь себя ему и наслаждаешься этим, но…
Лестница-предательница делает поворот, тебе дальше вверх, и ты поворачиваешься к нему спиной. Лишь на прощание еще раз слабо улыбаешься. И понимаешь, что улыбка получается слишком уж грустной… Ты никогда не проверяла, никогда не оборачивалась, но ты уверена – он всегда провожает тебя взглядом. Всегда. Исключений не бывает.
А может это тоже плод твоего воображения? Возможно… Рядом с ним ты уверена во всем и ни в чем.
А ты все поднимаешься и поднимаешься, и чувствуешь, и надеешься, что он смотрит. Специально ты держишь спину прямее, движения делаешь более плавными и гибкими… сдерживаешь слезы… Нет, ты не заплачешь – это бессмысленно! О ком плакать? О нем?… Возможно, он даже не знает как тебя зовут… О мечтах, которые никогда не сбудутся? Мечты для того и существуют. Тем более, ты сама их придумала.
Ты придумала их, чтобы развлечь себя, чтобы почувствовать себя живой. У тебя это получилось. Тогда зачем плакать? Зачем пытаться что-то изменить или понять? Зачем кого-то обвинять в происходящем, если ты сама этого хотела?… Как же часто ты сама себя не можешь понять!
Но лестница делает еще один поворот, и ты сворачиваешь, теряя его из виду. Между вами больше нет никаких связей: он не смотрит на тебя, а ты на него. И ты снова легко улыбаешься жизни, как ты делаешь это всегда, ты снова торопливо стучишь каблучками по ступенькам, ты снова бежишь вперед, потому что знаешь – тебя там ждут. И ты забываешь, как всегда, о нем, о тех чувствах и мыслях, которые будоражили твой разум несколько мгновений назад, ты выбрасываешь из головы его образ и его пронзительный взгляд, ты забываешь о его существовании. У тебя в жизни полно проблем и без него, так зачем же забивать себе этим голову?
И ты обо всем забываешь, ради себя, ради дорогих тебе людей, ради того, кому дорога ты… Тебе не важно, что завтра ты переживешь все это снова. Это будет только завтра, а ты проживаешь еще только «сегодня». И пусть на какой-то миг его глаза для тебя самое главное в жизни, пусть. Этот миг проходит, и ты идешь дальше. Это твоя жизнь, и ты всегда так жила: тебе некого и не в чем винить.
Так или иначе, но ты счастлива. У тебя есть все: мечты и реальность. И надо ли тебе, что они были синонимами?
Ты не знаешь, а потому заставляешь себя пройти… пройти мимо него… пройти, чтобы забыть… снова… как всегда.

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не гулянья под луной,
За солнце не у нас над головами,–
За то, что вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не вами!


@темы: Рассказы

За все, что было, - Спасибо. Всему, что будет, - Да.

главная